Tелевизионное агентство «Русский Репортаж» - Скрытые
Печать

Скрытые

роковое искушение«Роковое искушение» приходит к российскому зрителю в ореоле каннской славы. София Коппола становится второй в истории МКФ женщиной, удостоенной приза за лучшую режиссуру (первой, между прочим, была Юлия Солнцева, супруга великого Александра Довженко: в 1961 году ее, как верного апологета «довженковской поэтики», наградили за картину «Повесть пламенных лет»). И хотя часть каннских завсегдатаев посчитали такое награждение не во всем оправданным, все же надо признать – фильм Софии Копполы обладает удивительной способностью наполнять смыслами пустоту и делать амбивалентными простые истины.

«Роковое искушение» – это ремейк-«перевертыш» голливудской классики, фильма «Обманутый», поставленного Доном Сигелом. Готический триллер времен гражданской войны за независимость рассказывал историю раненого капрала-«северянина», который оказывался «пленником» у благовоспитанных девиц из закрытого пансиона на подвластной «южанам» территории. У Сигела драма разворачивалась по законам «мужского» жанра, где приключенческая фабула не обходится без игры мускулами и жесткого драйва. Да и центровым в истории персонажем был Клинт Иствуд, который прилагал все усилия, чтобы вырваться из уготованной ему «райской» ловушки.

София Коппола, естественно, расставляет иные гендерные акценты. Брутальной четкости сюжета она предпочтет интонацию полутонов, полусонный, чуть подмороженный ритм повествования. Все наше внимание сосредоточится не на внешних событиях, а на их таинственной составляющей. На экране воцарится дух романтизма, подчеркнуто женственного в своей мягкости и неспешности, внимательного к деталям и чуждого внешней аффектации. Словно не сюжетные коллизии, а только их тени, подтексты играют ключевую роль в этом конфликте мужского и женского начал. Внешне жизнь хрупких барышень даже в условиях военного времени покажется чересчур размеренной и удивительно малахольной. Появление инородного «мужского элемента» распалит приглушенные, тщательно скрываемые страсти.

Экранный саспенс в исполнении Софии Копполы пощекочет нервы, но совсем не так выразительно, как это принято в триллерах. Несмотря на то, что вытесненные на периферию страхи и желания юных девственниц и старых дев рано или поздно приведут к взрывной развязке, все же эмоциональная сдержанность изложения подскажет нам, что суть этой истории лежит в области «скрытого».

Начиная с «Девственниц самоубийц», София Коппола исследует загадочные души своих современниц, их скрытную ранимую натуру. Несмотря на то, что действие «Рокового искушения» отдалено от нас веками, это вовсе не означает, что перед нами рядовой «костюмный» фильм. Американская нация, которая еще слишком молода, чтобы придерживаться строгих исторических правил, очень натурально выступать в образе эдаких «перекати-поле».  Софии Копполе ничего не стоит превратить американских девочек во французских принцесс (как это было в случае с «Марией Антуанеттой») и так же просто наряжать представительниц XXI столетия в костюмы «конфедераток». И если даже для пущей достоверности режиссер прибегает к живописным мизансценам в духе Натаниэла Готорна, а ночные сцены снимаются как есть – «при свечах», героини вполне себе современны, их хрупкий, тщательно оберегаемый от внешних воздействий мир рифмуется с благополучной и внешне комфортной сегодняшней жизнью.

роковое искушение

Однако безмятежность существования – вещь призрачная. Какой бы неприступной ни была крепость, в каком бы коконе ни пребывала душа, идиллия непременно столкнется с реальностью. Очаровательные девственницы из невинных овечек могу превратиться в убийц, если их лишенная внутренней цельности жизнь подвергнется внешнему испытанию. Сказочная мелодрама оборачивается хоррором, кукольный домик – пристанищем ведьм. Но это не моралистическое, а скорее, ироническое кино. Кино «морального беспокойства» или моральной растерянности, где палачи и жертвы, южане и северяне, женщины и мужчины – невинные американцы, которые не в силах справиться со своей внутренней природой.     

Роман Дорофеев, Игорь Сукманов